Самая важная тема – неопределенность существования бизнеса

Руководители правительства и ведущие эксперты по экономике обсудили на Гайдаровском форуме-2016 вызовы и задачи, перед которыми сегодня стоит Россия. Оценка ситуации – в самых ярких цитатах.

12-14 января 2107 года в Москве состоялся VIII Гайдаровский форум. В дискуссиях приняли участие премьер-министр Дмитрий Медведев, руководители социально-экономического блока правительства, крупные российские и зарубежные экономисты, представители бизнес-элиты. Организаторы форума-2017 вынесли на повестку дня тему: «Россия и мир: выбор приоритетов». Дискуссии прошли в стенах Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

 

Макроэкономика: «Значительно лучше, чем год назад»

Дмитрий Медведев, председатель правительства России: «Требуются серьезные структурные реформы. То, что Россия прошла через кризис гораздо лучше многих прогнозов, не означает, что все наши проблемы решены, ведь нормальное состояние для любой экономики – это рост на уровне потенциальных возможностей».

Алексей Кудрин, руководитель Центра стратегических разработок: «Мы сейчас находимся на достаточно исторически низких темах экономического роста, которые даже ниже, чем в период застоя Советского Союза. Мы попали в длительную полосу низких темпов, которые не связаны только со снижением цен на нефть или санкциями».

«Руководство ставит задачу, и мы все понимаем, что нашей стране нужно жить с темпами экономического роста выше среднемирового (уровня – Executive.ru), чтобы сохранить долю нашей экономики в мировой системе. И выйти на эти темпы достаточно непросто. Эта задача ставилась и пять, и семь лет назад, но до сих пор она не исполняется».

«При проведении системных реформ Россия может выйти на рост экономики выше 3% к 2019 году и ускорить рост до уровня выше 4% к 2022 году».

«В денежно-кредитной политике ключевым является то, что мы должны держать инфляцию ниже 4%. Сегодня мы поставили задачу на три года – 4%, но даже уже в среднесрочной перспективе мы должны спуститься до 2-2,5%. Это снижение стоимости финансовых ресурсов в стране и тем самым создание основы для длинных денег».

«Важнейший ресурс – это доверие. У нас высокое доверие к президенту. Но если мы посмотрим уровень доверие к таким институтам, как правительство, парламент, полиция, отдельные министерства, – оно ниже 30%, 25%, даже 15%. При таком низком доверии к институтам власти сложно проводить реформы».

Герман Греф, председатель правления Сбербанка: «ВВП не предназначен для измерения качества экономики».

Сергей Дробышевский, директор по научной работе Института экономической политики им. Гайдара: «Инфляция в России пока остается проблемой, так как она заметно выше, чем в развивающихся странах. Однако при режиме плавного валютного курса возможно гасить краткосрочные экономические шоки и постепенно укреплять рубль».

Игорь Шувалов, первый заместитель председателя правительства России: «Значительно лучше (ситуация в экономике – Executive.ru), чем год назад. Наши ожидания позитивны, и об этом говорит премьер-министр. Вчера мы это обсуждали на совещании у президента».

Дэвид Липтон, первый заместитель директора-распорядителя Международного валютного фонда: «Самое важное сейчас – попытаться повернуть вспять тенденцию замедления экономического роста, которая в последние годы наблюдалась и в развивающихся, и в развитых экономиках, в том числе в России».

Валерий Горегляд, главный аудитор Банка России: «Мы можем рассчитывать, что в 2017 году мы получим позитивные тренды экономического развития, что повлечет за собой оживление инвестиций, а позитивные инфляционные ожидания позволят снизить ключевую ставку».

Ана Ревенга, заместитель главного экономиста Всемирного банка: «Есть немало признаков, которые сигнализируют о том, что текущая модель экономического роста (в России – Executive.ru) себя исчерпала».

«В качестве факторов, мешающих росту экономики России, можно обозначить три момента. Первый: устаревающая инфраструктура. Второй: инвестиционный климат. Еще один важный момент – это обеспечение равных условий для всех участников экономической деятельности. Недостаточная конкуренция на рынке не позволяет внедрять инновационные решения и не способствует повышению производительности. Мы видим, что государство по-прежнему очень сильно представлено во многих отраслях и сферах экономики».

Татьяна Голикова, председатель Счетной палаты: «То, что точно не нужно делать – тратить лишние деньги сейчас, до тех пор, пока мы не поймем, как у нас складывается ситуация. Потратить мы успеем всегда. Это мы умеем. Не всегда эффективно, но умеем».

 

Энергетика: «То, что у нас много нефти и газа, не означает, что их нужно добывать»

Кирилл Молодцов, заместитель министра энергетики России: «К 2030 году присутствие РФ на рынках прежде всего сжиженного природного газа будет увеличено. Мы будем достигать своей доли присутствия на этом рынке. Будет ли она больше 10% или еще существенно выше, во многом зависит от технологий, которые мы сейчас активно развиваем».

Сергей Вакуленко, начальник департамента стратегического планирования «Газпром нефть»: «Даже в случае, если «зеленая энергетика» во всем мире уйдет далеко вперед, и ценность углеводородов снизится, России не так уж и нужно строить солнечные и ветровые электростанции для собственного обеспечения. Ведь можно использовать нефть и газ».

Игорь Башмаков, исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии: «То, что у нас много нефти и газа, не означает, что их нужно добывать, потому что они находятся в таких условиях, где добывать и транспортировать очень дорого. Мы огромную сумму своих вложений тратим именно на это. Можно потратить эти ресурсы с гораздо большей эффективностью, вложив в менее капиталоемкие отрасли экономики, которые дают гораздо больший прирост ВВП».

Григорий Выгон, управляющий директор компании «Выгон Консалтинг»: «Нет сегодня в стране целевого видения, что касается рынка газа и нефти. Не определены приоритеты развития во многих случаях. Есть что-то точечно, но целостной картины нет ни по нефти, ни по газу, ни по энергетике в целом. Поэтому хочется, чтобы эта картина появилась».

Кирилл Игнатьев, председатель совета директоров группы компаний «Русские инвестиции»: «Золотая эпоха промышленности, нефти, недвижимости и сегодняшней финансовой системы подходит к концу».

 

Банки: «У россиян нет доверия к этой системе»

Ольга Скоробогатова, заместитель председателя Банка России: «2017 год должен стать годом активного внедрения и перехода к новой парадигме работы банковского рынка, в том числе в плане деятельности Центробанка, который будет следить за сохранением необходимого уровня конкуренции».

Петр Авен, член совета директоров «Альфа-банка»: «Выживает тот, у кого есть сравнительные преимущества: клиентская база, банковская история, налаженные отношения с регулятором, технологии и бренд. Следовательно, позиции крупных банков существенно не изменятся».

Олег Тиньков, председатель совета директоров «Тинькофф Банка»: «В нормальных конкурентных условиях на рынке хватит места всем качественным продуктам и крупным игрокам. У китайского Alipay, пользующегося по сути монопольным положением на домашнем рынке, в сравнении с российскими банками, нет шансов уже сегодня».

Коэн Шорс, профессор Гентского университета: «С 1992 года было большое количество всплесков нестабильности в банковской системе. Российская финансовая система имеет ряд проблем. Многие банки терпят крах, и у россиян нет доверия этой системе».

«Для любой страны нехорошо, когда финансовая система все больше находится под контролем государства. Создается система, в которой элементы госконтроля начинают играть слишком большую роль, и в результате возникает неэффективное размещение капитала, тормозящее развитие всей системы».

 

Налоги: «Договорились не трогать налоговую систему»

Дмитрий Медведев, председатель правительства России: «Мы довольно давно уже договорились не трогать налоговую систему. В конце года Президент сказал, что вопрос прогресса по налогу на доходы физических лиц сейчас в повестке дня не стоит».

Антон Силуанов, министр финансов России: «Мы сейчас снизим налоги, а чем сейчас нужно платить зарплату, пенсии, социальные расходы? Такого не бывает. Если мы снижаем налоги, тогда сразу говорим – мы откажемся от того-то, и того-то».

«Сегодня сложился дисбаланс между доходами и социальными обязательствами правительства в размере 3,5% ВВП».

Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России: «Не нужно говорить о том, чего мы не можем сделать. В ближайшие три года налоговая нагрузка снижаться не будет, потому что к этому нет предпосылок. На этом фоне уместнее говорить о перераспределении налоговой нагрузки, в первую очередь за счет освобождения фонда оплаты труда».

Максим Орешкин, министр экономического развития России: «Если посмотреть на тот бизнес, который старается работать полностью легально, работать «в белую», то, конечно, для него налоговая нагрузка высока. Если бы у нас не было теневой экономики, даже теоретические показатели налоговой нагрузки 5% ВВП были бы гораздо больше. Это означает, что сама налоговая нагрузка довольно высока. Главная задача – делать так, чтобы теневой экономики было меньше, и тогда при более низком уровне налогов тот же объем поступлений можно неплохо получать».

Алексей Кудрин, руководитель Центра стратегических разработок: «Нам нужно искать другие источники доходов, а частично они будут связаны с возможностью изменения налоговой системы».

 

Зарплаты и пенсии: «Повышение пенсионного возраста – только один из ресурсов»

Ольга Голодец, заместитель председателя правительства России: «У нас есть серьезнейшая проблема: это МРОТ и численность людей, которые получают этот МРОТ. К сожалению, эта цифра у нас держится на уровне 4,9 млн человек: столько людей у нас получают заработную плату ниже МРОТа».

«В сложный период 2014-2015 годов мы больше всего потеряли в части доходов населения. Это сегодня для нас первостепенная задача – восстановление доходов населения, восстановление потребления. Мы относимся к этому не только как к социальной задаче, но для нас это важнейшее условие роста нашей экономики».

«В целом, для государства занижение оплаты труда ведет к очень серьезным последствиям: притоку низкоквалифицированных мигрантов».

Максим Топилин, министр труда и социальной защиты России: «К осени 2017 года необходимо приблизить МРОТ к прожиточному минимуму каждого отдельного региона… Мы постепенно движемся к тому, чтобы партнеры, работодатели в большей степени участвовали в системе оценки квалификации».

Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики: «Экономике стал выгоден не дешевый, а дорогой работник, платежеспособный. Спрос населения, наряду с экспортом, выступает источником роста экономики».

«Основными драйверами экономического развития являются рост доходов населения, сохранение бесплатного образования, медицинских и пенсионных гарантий. Реальный размер экономики определяется не только с точки зрения определения доходов, а еще с точки зрения распределения доходов».

Алексей Кудрин, руководитель Центра стратегических разработок: «Стране, которая находится на тренде снижения численности трудоспособного населения, очень трудно обеспечить экономический рост».

«Прогноз ЦСР исходит из повышения пенсионного возраста и вовлечения (в экономику – Executive.ru) трудоспособного населения – тех, кто сегодня уже уходит на пенсию. В нашем варианте мы предлагаем повышение пенсионного возраста для женщин до 63 лет, для мужчин – до 65 лет».

«В последние годы в основном росли социальные и оборонные расходы бюджета. Чтобы предотвратить раздувание социалки, нужна сбалансированная пенсионная система, и повышение пенсионного возраста – только один из ресурсов… Когда говорим о повышении возраста, мы говорим о том, чтобы платить достойную пенсию в будущем».

Антон Дроздов, председатель правления Пенсионного фонда России: «В направлении развития экономического обеспечения правление Пенсионного фонда России продолжает укреплять отечественную пенсионную систему. Для этого стимулируются поздние выходы на пенсию, произошло переформирование накопительной части пенсии, а также ведется борьба с серыми зарплатами. Расходы на соцобеспечение перестали быть затратной статьей».

 

Бизнес: «Самая важная тема – неопределенность существования бизнеса»

Игорь Шувалов, первый заместитель председателя правительства России: «То, что мы получаем сейчас от предпринимателей напрямую, – самая важная тема – это неопределенность по существованию бизнеса. Они хотят понимать, что будет со стоимостью рубля. Они нам говорят: «Сколько будет стоить рубль через год?» Задают другие вопросы: «А что будет с налогами? Что будете делать с упрощенной системой налогообложения?»

Максим Орешкин, министр экономического развития России: «15–20 лет назад иностранный бизнес, приходя в Россию, ориентировался на внутренний рынок. Последние два года ситуация меняется. Рубль больше не переоценен и не является сдерживающим фактором, поэтому компании начинают работать на экспорт российского рынка. Кто инвестирует быстрее, получит более высокую отдачу своих инвестиций».

Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей: «Для достижения целей экономического роста нужен рывок – радикальное улучшение налогового климата в сочетании со снижением фискальной нагрузки на бизнес».

Дмитрий Хазин, технической директор компании «Майкрософт Рус»: «Любой владелец бизнеса должен задуматься о цифровой трансформации, поскольку в этом есть определенный уровень устойчивости бизнеса на современном этапе».

Эско Ахо, премьер-министр Финляндии в 1991–1995 годах, председатель совета директоров East Office of Finnish Industries: «Открытый доступ к рынку – это критически важная составляющая инноваций. Не может быть инноваций, если нет доступа к рынку со всеми видами оборудования, решениями, устройствами, программами. Очень тесно с этим связана и возможность идти на риск».

Алексей Кудрин, руководитель Центра стратегических разработок: «Мы встали перед проблемой технологического отставания России. На мой взгляд, это самый серьезный вызов на ближайшие 10-15 лет».

«Только два города в России могут соревноваться с ведущими городами мира по качеству жизни. Молодежь в регионах не считает, что живет в современной стране, и, только переезжая в Москву, можно приобщиться к современному качеству жизни. Мы должны создать на территории России 10-15 городов агломераций, которые будут сопоставимы на востоке страны с азиатскими конкурентами, на западе – с европейскими».

По материалам: gaidarforum.ru, vedomosti.ru, tass.ru, interfax.ru

Фото: gaidarforum.ru

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Thanx: Soft-d1z